Сол Шульман

Сол Шульман
Сол Шульман

«Австралийская мозаика» понесла тяжелую утрату — 6 сентября 2017 года в Мельбурне скончался наш постоянный автор Сол (Соломон Ефимович) Шульман. Его рассказы, очерки, воспоминания заставляли людей думать, сопереживать, негодовать, восхищаться.

Наше сотрудничество было очень тесным, дружественным, но не всегда лёгким. Поначалу Сол относился к нашему, в ту пору ещё «самиздатскому», «на коленке» сделанному изданию, весьма прохладно, с неким пренебрежением. Но постепенно, по мере того как менялся журнал, изменилось и отношение к нему Шульмана. Он стал «болеть» за него, стал с гордостью говорить о нём: «наш журнал».

Много лет назад сотрудник альманаха Илья Буркун, представляя читателям «АМ» нового автора, написал о Соле очень верно и ёмко: «У Сола Шульмана есть слова: “Без прошлого нет будущего, а прошлое — это память. Забвение прошлого — это тяжелейшая человеческая болезнь, ведущая к душевной деградации”. Действительно, память обладает уникальным свойством — это единственный поток, движущийся наперекор времени. И Сол с благодарностью черпает живительную влагу из полноводной реки своей памяти. <…> В чём же секрет творчества Сола Шульмана в наш телевизионный, малочитающий век? На это Солу ответил Михаил Горбачёв, первый и последний Президент СССР: “…С удовольствием прочитал Вашу книгу “Власть и судьба”. У Вас лёгкое перо…” Чем же обусловлена кажущаяся лёгкость авторского пера? В эпоху «инфляции слóва» его писательский текст подкупает простой, без многословия, чистотой русского языка. Благодаря таланту автора, истории его столь проникновенны, что невозможно читать их без душевного волнения. И главное, автор обладает редкой способностью — без видимого усилия переносить на бумагу устную интонацию. Это может показаться лёгким, а на деле труднее всего. Не зря известный югославский писатель и драматург Арсен Диклич сказал: “Проза Шульмана абсолютно кинематографична — её видишь…” В результате — герои оживают на страницах книг, со своими достоинствами и пороками, вызывая искреннее доверие и сопереживание. <…> Ведь Сол — не только признанный литератор. Он не менее известный кинорежиссёр. <…> Это о нём сказал всемирно известный французский учёный-вулканолог Гарун Тазиев: “Я не знаю другого документалиста, который бы решился снимать в кратере работающего вулкана, как это сделал Сол Шульман в своём фильме “Алаид — огненный кратер”…»

Между тем в жизни Сола всё начиналось достаточно прозаично. В конце пятидесятых годов получил высшее инженерное образование. Стал работать в Минске и даже читал «сопромат» в политехническом. Со временем мог защитить кандидатскую, а если бы повезло, то и докторскую. Но Сол Шульман сделал резкий вираж — и поступил во ВГИК. После работы над студенческим фильмом «Среди белого дня» Сола Шульмана заметили и одновременно пригласили к себе Сергей Михалков в «Фитиль» и Владимир Шнейдеров на Студию научно-популярных фильмов. Сол Шульман пошел к Шнейдерову и под его руководством вместе с другими молодыми режиссерами создавал «Альманах кинопутешествий» и его телевизионный аналог — «Клуб кинопутешественников». Десять лет Сол Шульман верой и правдой служил «кинопутешествиям». В те годы он, как сценарист и режиссер, снял более сорока документальных лент. Ему довелось выступать в самых разных ипостасях — от прозаика, режиссера, драматурга и до… актёра. В 1968 году он исполнил главную роль в художественном фильме «Гнев» (по пьесе Эжена Ионеско), снятом на московской киностудии имени Горького иракским режиссером Азизом Хаадада. А в 1969 году на международном кинофестивале в Багдаде даже удостоился премии «За актерский дебют».

«Я не прозаик, — говорил о себе Сол Шульман. — Я не мыслю, как прозаик, я пишу, как режиссер. Моя проза строится, как сценарий. Мне кажется, когда читаешь — видишь её». Литературные и публицистические работы Сола Шульмана выходили большими тиражами в России, в США и других странах мира.

Сол Шульман хоть и был жителем Мельбурна, но в последние годы жил между Москвой и Австралией. Он много размышлял об эмиграции и болезненном иммигрантском синдроме. Немало страниц посвятил этому в книге о нашей стране под Южным крестом — «Австралия — Terra Incognita. Когда звери ещё были людьми». Отрывки из неё мы предложим вниманию читателей в будущем номере «Австралийской мозаики».

Татьяна Торлина, редактор «АМ», Сидней

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − 7 =