Helicobacter Pylori: Нобелевская премия по медицине досталась австралийцам

На фоне потока известий о террористических актах и политических скандалах, сообщений о растущей инфляции, экономических проблемах и росте цен, согласитесь, приятно прочитать новость совсем другого характера. Нобелевская премия по медицине досталась австралийцам, — так вкратце можно выразить настроение газетных статей и электронной прессы всего мира.

Действительно, Австралии есть чем гордиться. Нобелевская Ассамблея Каролинского института в Стокгольме присудила премию в области медицины и физиологии за 2005 год австралийским учёным Барри Маршаллу и Робину Уоррену. Оба удостоились «Нобеля» за открытие бактерии Helicobacter Pylori и выяснение её роли в развитии гастрита и язвы желудка. Эти бактерии были впервые выделены и описаны австралийскими учёными. Размер премии составил 10 миллионов шведских крон, исследователи поделят премию пополам.

Премьер-министр Австралии Джон Ховард сказал в связи с награждением: «Присуждение Нобелевской премии западноавстралийским учёным показало, что репутация Австралии в области научных исследований неуклонно растёт. Их новаторское исследование и их выдающееся достижение в области лечения гастрита и язвы желудка способны принести благо миллионам людей».

Маршалл и Уоррен давно известны своими работами в области гастроэнтерологии. А история, которая привела их к сегодняшнему триумфу, началась в 1982 году. Тогда оба — и Барри Маршалл, научный сотрудник медицинской лаборатории в районе Недландс, что в Западной Австралии, и его единомышленник патолог Робин Уоррен — тщетно пытались убедить медицинскую общественность в правильности своей теории.

Робин Уоррен, патолог из Перта (ему было то время 45 лет) первым в мире обратил внимание на результаты специального диагностического теста — биопсии, которой подвергали пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта. При биопсии из живого организма берётся кусочек ткани, а затем эта ткань микроскопически исследуется. Так вот в ткани, взятой для анализа у 50 процентов больных-«желудочников», были обнаружены колонии маленьких спиралевидных бактерий. Причём, Робин Уоррен сделал важное наблюдение. Оказывается, при воспалении слизистой оболочки желудка колонии этих бактерий всегда находятся в непосредственной близости от воспалительного очага.

Данными, которые получил Уоррен, заинтересовался его тридцатилетний коллега, в то время клинический исследователь Барри Маршалл. Оба учёных, несмотря на почти пятнадцатилетнюю разницу в возрасте, взялись работать вместе и изучили биопсии ещё ста пациентов. После нескольких попыток младшему — Маршаллу — удалось культивировать из полученного материала неизвестную бактерию, которую позже назвали Helicobacter Pylori. Микроорганизм присутствовал почти при всех воспалениях слизистой оболочки желудка, при гастритах, при язве двенадцатиперстной кишки и язве желудка. Уоррен и Маршал выяснили это, работая сообща, как говорится, в четыре руки. Основываясь на своих результатах, они предположили, что бактерия Helicobacter Pylori связана с этиологией заболевания, и, вполне вероятно, является его непосредственной причиной.

Сегодня уже доподлинно известно: эта бактерия является виновницей болезней желудка едва ли ни в 90 процентах случаев. Инфекция обычно передаётся в раннем детстве, часто от матери к ребёнку. Сама Helicobacter Pylori может обитать в желудке заболевшего до конца его жизни. Правда, и двадцать лет назад, и даже раньше язву лечили, иной раз успешно, подавляя секрецию желудочной кислоты. Тем не менее, хроническое воспаление всё-таки не проходило. Зачастую язва появлялась вновь.

В ходе своих опытов Маршалл и Уоррен доказали: излечение возможно лишь в случае, если колонии бактерий Helicobacter Pylori, живущие в желудке, уничтожить. В наше время язву желудка и двенадцатиперстной кишки уже не считают неизлечимым хроническим заболеванием. В большинстве случаев больные полностью выздоравливают. Им назначают курс антибиотиков, после которого страдальцы довольно скоро избавляются от мучительного недуга. И это благодаря открытию, сделанному австралийскими исследователями.

А как узнать, поселилась ли в теле злосчастная бактерия? Известно, что традиционные способы обследования: введение зонда в желудок и взятие биопсии — весьма мучительны для пациента. Во многих развитых странах уже  много лет применяют новый, абсолютно безболезненный метод — по анализу выдыхаемого воздуха. Достаточно надуть особый серебристый пакет (точно так же, как вы надуваете воздушный шарик) и отослать пробу выдыхаемого воздуха в специально оборудованную лабораторию. Или же наведаться в медицинский кабинет и там подышать через трубочку в воду. Эти несложные тесты тоже появились благодаря замечательным австралийским учёным.

Однако признание пришло, увы, не сразу.

История медицины знает немало примеров мужества и самоотречения. Многие естествоиспытатели, пытаясь доказать свою правоту, проводили опыты на самих себе. В наш век, циничный и прагматичный, австралийские учёные ещё раз подтвердили эту готовность истинного исследователя к жертве во имя науки.

Маршалл был убежден: причина разрушения слизистой оболочки желудка и появление язвы желудка — не стресс. Это происходит под действием определенной бактерии. Пытаясь найти убедительные доказательства, он прекратил опыты на животных. Ведь такие эксперименты никого не убеждали. Он сам стал подопытным кроликом. Чуждый шаблонным методам, стремясь доказать свою теорию, в которой был уверен, профессор Маршалл выпил болезнетворную жидкость. Она кишела бактериями Helicobacter Pylori, которые он культивировал.

Он заболел. Язва в тяжелейшей форме. Но выздоровел, потому что знал, с чем и как бороться. И доказал всему миру свою правоту. Именно решение Барри Маршалла превратить свой здоровый желудок в испещренное язвами месиво стало новой точкой отсчёта в годах исследований. Ну, а кульминацией явилось нынешнее присуждение ему и доктору Уоррену Нобелевской премии в области медицины.

Сейчас нобелевский лауреат Барри Маршалл, отец четверых детей, вспоминая о глухих временах, когда они со старшим коллегой Робином Уорреном бились над совместными опытами и ни на йоту не сомневались, что произведут переворот в медицине, говорит о своём поступке: Я особо на эту тему не размышлял… И, наверное, если бы заранее всё глубоко обдумал и взвесил, то никогда бы ничего подобного не сделал.

А тогда… Прошло всего три дня, как он проглотил взвесь, содержащую бактерии, и ему стало совсем плохо. Рвало. Не мог есть. По ночам не спал. Сутки напролёт в поту. Сильные боли. Ещё через неделю эндоскопическая биопсия подтвердила, что бактерия — это не вторичный признак при язве желудка. Именно бактерия послужила причиной появления болезни. Только тогда Барри признался жене в том, что совершил. Эдриенн была в шоке: Барри, мы изо всех сил пытаемся как-то упорядочить нашу жизнь — ведь она и так напоминает хаос! У нас четверо малышей… А тут ещё ты сам себя заразил!

Он проболел две недели, но работы не прекращал. Сослуживцы и врачи в больнице поглядывали на обоих ученых уже с некоторым подозрением. Уоррен с Маршаллом даже медлили публиковать результаты своих исследований, ставшие открытием. Уж очень необычно выглядела методика, с помощью которой добывались доказательства.

Тогда нас все считали немного сумасшедшими. Наши выводы шли абсолютно вразрез с привычными представлениями медицины того времени, — вспоминает доктор Уоррен. И добавляет: Новости из Стокгольма стали такой неожиданностью, что закружилась голова!

С середины 80-ых, когда двое австралийских ученых сделали сенсационное открытие, много воды утекло. Они успели получить признание и известность. И, тем не менее, Нобелевская премия стала для них самой важной из полученных наград.

Теперь это как бы официальная печать безоговорочного одобрения нашей работы. И окончательная точка на наших проблемах и всеобщем неверии. Да, определенная оценка нашей работы уже вроде бы состоялась, но Нобелевская премия — это признание мировой научной общественности», — сказал доктор Уоррен в интервью журналистам. — «Нобелевская премия! Никогда бы не подумал, что у бактерии, найденной в желудке, может быть такая же необыкновенная судьба, как, например, у двойной спирали ДНК…

Верно, многообещающая судьба. Ведь многие страшные заболевания связаны с хроническими воспалительными процессами. Доказательство того, что в большинстве случаев язва желудка имеет микробиологическую причину, стимулировало серьезные исследования и таких хронических заболеваний, как рак желудка, язвенные колиты, ревматоидные артриты и атеросклероз. Многие научные вопросы ещё ждут ответа. Однако открытие, которое сделали два врача из Перта, — не только победа над одной из наиболее распространенных болезней человека.

Важнее другое. Учёные лучше стали понимать связь между хронической инфекцией, воспалительными процессами и онкологическими заболеваниями. Профессор Каролинского института Эрна Мюллер убеждена: Открытие Helicobacter Pylori имеет огромное значение. Болезни, ранее требовавшие хирургического вмешательства, теперь трактуются медициной, как заболевания инфекционного характера. То есть, поддаются медикаментозному лечению.

Заслуженный профессор Робин Уоррен потратил часть премии на новый компьютер. А Барри Маршалл, профессор клинической микробиологии университета Западной Австралии (UWA), приобрел несколько новых технических приспособлений и приборов, необходимых для нынешней работы. Он продолжает изучать бактерию Helicobacter Pylori и считает, что Нобелевская премия поможет ему проводить исследования. Подумывает профессор Маршалл и о создании новой биотехнологической компании.

Правда, у его жены Эдриенн несколько иное мнение: Честно говоря, по-моему, половину денег заслужил Робин, а другую половину — я!

Ну, что ж, такой прецедент уже есть, — смеётся Барри. — Когда Эйнштейн получил свою первую Нобелевскую премию, слава досталась ему, а деньги — его жене!

/впервые опубликовано в 2005, AM, N8./

Рубрики Рубрика: Австралийские открытия

Зелёный континент стал родиной многих научных открытий и достижений. Именно здешние колонисты, показали «большой нос» распроклятой жаре, первыми в мире придумав (ещё в девятнадцатом веке!) тот самый холодильник, без которого нынче не мыслим ни один дом на планете. Сегодня Австралия — законодатель моды во многих отраслях науки и техники.

Оставьте комментарий