Александр Ященко. Киллалпанина

Миссионерская станция, Киллалпаннина

Из подборки статей об Александре Ященко, которые или написаны Еленой Говор, или подготовлены ею, или дополнены её комментариями.

(Из книги «Путешествие в Австралию»)

Наконец, в первому часу мы прибыли на миссионерскую станцию [Киллалпанина1]. Первыми нас встретили чёрные и белые мальчики. Один из белых мальчуганов размахнулся и далеко вдаль кинул маленький бумеранг. Кривое орудие словно птица умчалось вверх и, описав полукруг, упало на удивительно далеком для не посвященного в тайну его движения расстоянии. Для меня это был первый случай видеть метание этого загадочного орудия австралийцев.

1 Правильнее Киллалпаннина — центр большой лютеранской миссии, расположеный в 80 милях от Херготт-Спрингса. Миссия была основана в 60-х годах XIX в. в районе расселения племени диери и других родственных племен. В ее состав входили более 20 зданий, церковь, школа, хозяйственные постройки и жилища для аборигенов.

Александр Ященко
Александр Ященко

Станция стоит на высоком берегу крика2 и озера Киллалпаннины, сплошь покрытом дюнами песку. Станция состоит из нескольких домов, сараев и церкви. Дом пастора имеет внутри европейский комфорт. Таковы комнаты и других интеллигентных жителей станции — помощника пастора и учителя местной школы для черных. Кроме пастора Рейтера3 с семьей, его помощника Богнера и англичанина учителя Гирлиера4 в миссии в мой приезд еще жили пастор Стрэлло5 с семьей, приехавший на отдых из миссии в Макдональд-рэнжес, и пастор Луе6 из городка.

2 В Австралии криками называют небольшие пересыхающие реки, текущие по песчаным равнинам и нередко оканчивающиеся соленым озером или пропадающие в песках. Крик наполняется водой только в дождливое время, а большую часть года представляет просто ряд бочагов в сухом русле.

3 Дж. Г. Рейтер (Reuther), уроженец Германии, в 24 года решил стать миссионером и получил назначение в миссию Киллалпанинна. Долгие годы выполнял функции не только миссионера, но и управляющего. Человек глубоко и искренне убежденный в правоте своего дела, он принадлежал к плеяде миссионеров, которые считали невозможным доносить слово Божье до аборигенов без глубокого понимания их духовного мира, досконального знания языка. Сбор и изучение этнографических материалов играли большую роль в деятельности пастора Рейтера. Результатом его исследований стал 13-томный труд, ныне хранящийся в Музее Южной Австралии. Рейтер составил четырехтомный словарь языка диери и диалектов соседних племен, а также грамматику; он подготовил свод топонимических названий окрестных мест, собрал антропонимы, вел летопись местных событий. Для этнографии очень большую ценность представляют записанные им легенды аборигенов.

4 Г. Хиллиер (Hillier), который оказал пастору Рейтеру существенную помощь в сборе материалов об аборигенах, в частности составил подробнейшую карту аборигенных топонимов северо-восточной части Южной Австралии.

5 Карл Штрелов (Strehlow), возглавлял миссию Германсбург, расположенную к западу от Алис-Спрингса. Так же как и Дж. Рейтер, он много сделал для изучения культуры аборигенов; его перу, в частности, принадлежит классический труд по этнографии аборигенов племен аранда и лоритья.

6 Пастор Луе — имеется в виду, очевидно, друг Дж. Рейтера Й. П. Лоэ.

Я поднялся на холм и вручил рекомендательные письма Рейтеру, который и ввел меня в свой уютный кабинет, где сидели остальные обитатели миссии. Мы познакомились и начали беседовать по-немецки. Было очень приятно после грязи посещенных мной станций встретить здесь чистоту, простоту и аккуратность немцев. Рейтер исполнял в это время функции киллалпанинского почтмейстера (оплачиваемого правительством). Он занялся штемпелеванием полученных и отправляемых писем, пока я разговаривал с его компаньонами.

Когда Рейтер кончил, то направил меня прежде всего к умывальнику, а затем по случаю обеденного времени мы все отправились к обеду: я в качестве гостя к столу хозяина, куда, впрочем, по принятому в этих местах гостеприимству, были приглашены и другие пассажиры; [кучер] Джемс уселся закусывать рядом вместе с прислугой. Стол был накрыт по-европейски, но просто. Меню состояло из козлятины с соусом и картофелем и пикулей. В заключение, конечно, чай.

По случаю моего приезда пастор отменил своим детям урок истории. В этот день он показал мне свой музей, то есть собрание редкой утвари и оружия туземцев.Во втором часу пастор сам позвонил в церковный колокол и повел меня в церковь, где я сидел на алтарном возвышении. По звуку колокола черные начали собираться и рассаживаться: налево от входа мужчины, направо женщины, дети впереди. В числе этих присутствовавших было двое взрослых мужчин (из них один старик), две старухи, несколько пожилых женщин и девушек и кучка детей. Все, сидя вместе с пастором, пропели весьма благозвучно молитву, только голоса были несколько резки. Засим пастор начал спрашивать пройденное ранее; спрашивал он всех — малых и больших. Малые, конечно, отвечали охотнее и громче. Старик с черной, слегка седеющей бородой говорил тише и неохотнее всех других. Он был еще язычник, который «хочет» сделаться христианином и потому ходит слушать пастора. В этом уроке выручали больше дети. По словам пастора, дети ему таким образом помогают идти в курсе далее.По случаю моего приезда пастор отменил своим детям урок истории. В этот день он показал мне свой музей, то есть собрание редкой утвари и оружия туземцев.Во втором часу пастор сам позвонил в церковный колокол и повел меня в церковь, где я сидел на алтарном возвышении. По звуку колокола черные начали собираться и рассаживаться: налево от входа мужчины, направо женщины, дети впереди. В числе этих присутствовавших было двое взрослых мужчин (из них один старик), две старухи, несколько пожилых женщин и девушек и кучка детей. Все, сидя вместе с пастором, пропели весьма благозвучно молитву, только голоса были несколько резки. Засим пастор начал спрашивать пройденное ранее; спрашивал он всех — малых и больших. Малые, конечно, отвечали охотнее и громче. Старик с черной, слегка седеющей бородой говорил тише и неохотнее всех других. Он был еще язычник, который «хочет» сделаться христианином и потому ходит слушать пастора. В этом уроке выручали больше дети. По словам пастора, дети ему таким образом помогают идти в курсе далее.

у церкви в Киллалпанинне
Церковь в Киллалпанинне. Предположительно А. Л. Ященко — слева, на пригорке.

После урока все встали, громко хором пропели молитвы, и пастор отпустил свою будничную паству — в воскресенье она бывает, по его словам, гораздо многочисленнее. Это было так называемое поучение (Unterrichtung). Говорил пастор на местном языке (то есть на языке диери), по которому он для туземцев составил грамматику и словарь, а также и евангелие. После обеда мужчины вновь пошли в кабинет пастора.

Беседовали мы долго. Один за другим приходили прощаться дети. Около половины девятого пришли хозяйка и ее подруга, жена Стрэлло. Работая, они слушали нашу беседу. Я разговорился о целях моего приезда и понудил пастора Рейтера вынуть его записки, которые составляют, наверное, ценный материал и заключаются в нескольких книгах конторского формата, где в систематическом порядке изложены материалы по быту черных, их верованиям, легендам, их языку и туземным названиям и данные о животных по понятиям туземцев. Для моей поездки были особенно ценны последние, но я напрасно уверял пастора в необходимости публиковать их.

Он сказал, что записывал все ради простого сохранения всего того, что неминуемо исчезло бы без записи в несколько последующих лет (он здесь 15 лет и в первый же год сам выучился языку за отсутствием каких-либо руководств). Немецкие общества не раз уже просили у него эти записи, но он отвечал всегда отрицательно, да и книги эти исследователю (это значит мне) показывал впервые. Вот некоторые данные, которые я для примера исторгнул из уст пастора во время его беседы.Аборигены считают так: раз, два, три, два-два (четыре), рука (5 пальцев), три-три (6), рука-два (7)… три руки — три (18) и т. д.

Счет дней у них сложный: имеется не только понятие «завтра», но и «послезавтра», и «послепослезавтра», и некоторые другие указания следования дней друг за другом.Время они считают по солнцу: «темно», «рассвет», «восход», «солнце невысоко», «солнце повыше», «солнце в зените», «солнце склоняется», «солнце приближается к заходу», «солнце заходит», «сумерки», «темно».Продолжительность времени измеряется по лунному календарю — от полнолуния до полнолуния, например: «две луны и столько-то дней». Туземцы обращают большое внимание на звезды и имеют для них много названий. По лунам, временам года («жаркое солнце», «холодное солнце») и положению звезд на небе они знают время и место цветения тех растений, которые им полезны, и в это время ходят собирать их.

Они разбираются в крике птиц, и эти крики служат им, очевидно, предупреждением. Ворона иногда указывает им пребывание врага. Одни и те же птицы следуют за путником.

Они знают жизнь животных, читают их следы, безошибочно находят норы как зверей, так и пресмыкающихся, гнёзда птиц […]

В непогоду чёрные знают, как вести себя: во время грозы не становятся под деревья, не бегут, избегают блестящих предметов и даже зарывают в земле всё, что блестит. По их разумению, хороши только некоторые, и притом недуплистые, деревья, и они становятся под ними или забираются в низкие кусты.

В минувшие времена опасностей от белых и соотечественников люди располагали свой бивуак на вершинах холмов, чтобы дальше видеть и чуять.

Коренные австралийцы очень честны. Пастор Рейтер ни у себя, ни у складов и амбаров дверей не запирает. Найденные кем-либо потерянные деньги тотчас возвращаются пастору.

В прежних схватках с белыми туземцы часто одерживали верх, хотя и были плохо вооружены. Белые часто были не правы, и пастор знает имена двух белых, убивших туземца ради одного только желания — выстрелить в цель. Таким фактам я противопоставлял жизнь Миклухо-Маклая среди диких папуасов Новой Гвинеи.

Туземцы иногда натирают тело жиром для блеска и, вероятно, для защиты от палящих лучей солнца.

Изложенное здесь есть какая-то десятая доля процента капитальных сведений, заключающихся в объёмистой книге пастора о коренных австралийцах.

Он, как я уже сказал, не желает их публиковать теперь, хотя и согласился со мной, что его материалы имеют научную ценность.

В дополнение к вышеприведенным данным упомяну, что в книге пастора есть графическое обозначение закона бракосочетаний и родства.7 […]

7 Аборигены имели сложную систему брачных классов, предписывающих и запрещающих брак с определенными лицами в зависимости от степени родства. У диери, в частности, допускался брак лишь между перекрестно-троюродными братьями и сёстрами.

В 9 часов подали пиво и […] домашнее печенье. Мы поговорили о религиях, причем все три пастора заинтересовались русским священником о. Григорием Петровым, не отрицающим возможности иного толкования евангелия.8

8 Выдающийся проповедник Г. С. Петров выступал в печати и приобрел известность в широких слоях общества. Синод, обвинив его в протестантизме, а с 1904 г. в участии в политическом движении, объявил большую часть произведений Петрова антицерковными и лишил его священнического сана.