Рубрика Литературная стихия

Кто из россиян не помнит фильма Гайдая «Пёс-барбос и необыкновенный кросс»? А ведь кинокартина сделана по мотивам рассказа Генри Лоусона «Заряженная собака». И ещё все знают фильм «Список Шиндлера», завоевавший 7 «Оскаров» — в основе книга австралийского писателя Тома Кенилли «Ковчег Шиндлера». Так что в Австралии немало отличных писателей. С некоторыми из них «АМ» знакомит своих читателей. Пишут и русские иммигранты, наделённые литературным даром. И российские прозаики и поэты иногда выплёскивают на страницы «Австралийской мозаики» свои стихи и рассказы.

У лампы под золотистым абажуром

У лампы под золотистым абажуром

Любовь Рафаиловна Кабо была человеком цельным и в то же время удивительно многогранным, и мне, волею случая оказавшейся членом её семьи, пришлось ощутить неординарность этой удивительной женщины в полной мере. Это, несомненно, малая толика того, что знают другие.
Новый мир

Правдёнка

В 1948 году написала я первую свою повесть «Друзья из Левкауц». Название села изменила, изменила, конечно, все имена и фамилии, а так — рассказала о нашей работе в Бессарабии сорокового года всё, что было.
Нора Крук и Наталья Крофтс

Стихи

Поэзия Норы Крук — это не только красивый язык восточной ветви эмиграции, не только интересная форма стиха, выработанная под влиянием англоязычной поэзии. Это, прежде всего, — отображение значительного пласта нашей истории, пласта, многим неизвестного: жизни русско-харбинско-австралийских эмигрантов.
Мадам Гройсман

Пальто мадам Гройсман

Вот она, Мара Израйлевна, спешит на работу в своём в чёрном пальто с блестящими пуговицами и в каракулевом берете «Фантази». Из-под вытачек пальто выпущен чёрный блестящий шёлк, таким же шёлком оторочен воротник и манжеты. О-oчень стильное пальто!
пироге из каштанов, грибов, рикотты и молодого шпината.

Рождество и Харви

Харви тяжело опустился на скамью в тени веранды, откупорил запотевшую банку пива. Из неё заструился лёгкий дымок. Харви проследил за ним, пока тот не растворился в горячем воздухе, и взгляд его остановился на узких собирающихся облаках.
Дэвид Вонсбро

Дэвид Вонсбро. Австралийский поэт, влюблённый в Россию

В Сиднее стояла зима — солнечная и тихая, как московская золотая осень. Мы договорились о встрече и интервью с австралийским поэтом Дэвидом Вонсбро (David Wansbrough) и ждали его у ступеней монументальной сиднейской ратуши (Sydney Town Hall), похожей на высокий свадебный торт. Дэвид явился в точно означенное время (позже признался: таков его принцип). Громоздкая фигура, чуть одышлив, на голове плоская шапочка, в волосах и бородке — иней седины.
Наталья Крофтс

Впереди — открытая дорога! О поэзии Натальи Крофтс

Читателю «Австралийской мозаики» уже знакомо имя Натальи Крофтс. Но хотя я отношусь к восторженным статьям осторожно, представить Наташу аудитории альманаха на этих страницах почётно и естественно для меня.
Фейхтвангер и Сталин

Западная интеллигенция и Советский Союз, 1920-40 годы

Предлагаем вниманию читателей отрывок из книги «Западная интеллигенция и Советский Союз, 1920-40 годы», вышедшей из-под пера сиднейского историка и лингвиста Людмилы Стерн. Тему книги подсказала история семьи исследовательницы.