«C глаз долой, из сердца вон!»

Аборигены Северной Территории
Аборигены Северной Территории

Отношение европейской Австралии, белой Австралии, к Австралии чёрной, туземной, можно в значительной степени охарактеризовать как «с глаз долой, из сердца вон!» Многим жителям многомиллионных мегаполисов Сиднея, Мельбурна, Брисбена невдомёк, что происходит с их чернокожими согражданами где-то на дальнем севере континента.

А происходит многое. Происходит алкоголизм, насилие в семье, наркомания, преступность, ну, и самое жуткое, самое отвратительное — это сексуальное надругательство над несовершеннолетними.

На прошлой неделе Федеральное правительство объявило, что объявляет всему этому войну. И как полагается во всякой войне, в войне будет участвовать армия солдат и полицейских. Театром боевых действий станут 60 аборигенских общин в отдалённых местностях Северной территории.

Но… Уже началась перестрелка на страницах газет, на экранах телевизоров, ну, и, конечно, в парламентах. Критики нынешнего правительства обвиняют премьер-министра Австралии Джона Ховарда в том, что объявленная им кампания, — это всего лишь предвыборный шаг с целью привлечения голосов.Ну, действительно, почему Канберра молчала все эти годы? Ведь упомянутые безобразия среди аборигенского населения наблюдались и раньше. Правительство отвечает, что оно не могло вмешиваться в вопрос, входящий в круг полномочий правительств штатов и территорий. И пошло на это вмешательство только потому, что все эти годы не вмешивались власти второго эшелона.

Одна из так называемых «горячих» точек — это община муутиджуулу — недалеко от Улуру, или Ред Рок. То есть той самой Красной скалы, которая известна всему миру не меньше, чем здание Сиднейской оперы или мост над Сиднейским заливом. Это одна из эмблем, символов Австралии. И недалеко от этого туристического магнита, этой достопримечательности, несовершеннолетние занимаются проституцией, мальчишки и девчонки наравне со взрослыми «балдеют» от вдыхания паров бензина. По некоторым предположениям, здесь даже действует сеть педофилов.

Член Федерального кабинета Мал Бро назвал именно это место «горячей» точкой и подчеркнул, что первый удар по правонарушениям будет нанесён именно здесь.

Вопрос к министру: почему удары не наносились раньше? Ответ министра корреспонденту телевидения АВС был таков: Федеральное правительство потратило 2 миллиона 400 тысяч долларов на постройку здесь здания полицейского участка. Для сравнения — за такие деньги можно сегодня возвести современный трёхэтажный дом на 10-12 квартир. Так вот деньги эти, хоть и федеральные, но полицейские службы в Австралии являются структурами местными. И за исключением сравнительно малочисленной Федеральной полиции, подчиняются они местным правительствам. В данном конкретном случае, данное местное правительство Северной территории укомплектовало новое дорогое здание целыми ДВУМЯ полицейскими. Справедливости ради нужно добавить, что они работали здесь под наблюдением сержанта. И во имя всё той же справедливости, отметим, что сам сержант сидел не здесь, не в Муутиджуулу, а в Улуру. И вообще — оба полицейских появлялись в новом здании, мягко говоря, нерегулярно. Может быть, именно такое положение вещей и вынудило Канберру объявить о немедленной посылке туда солдат, врачей, служащих Федеральной полиции, социальных работников.

Джон Ховард
Джон Ховард

Но это не так просто. Это не просто в силу нашей конституции, предусматривающей разграничение полномочий между различными уровнями власти. Правительства штатов не занимаются уборкой мусора. Районные муниципалитеты не объявляют войну иностранным государствам. Федеральная полиция не занимается поддержанием закона и порядка на местах. И потому, каков будет статус Федеральных блюстителей порядка там, где имеется собственное Министерство полиции со своими блюстителями? Федеральное правительство планирует набрать полицейских из каждого штата, прибавив к ним группу Федеральной полиции. И всех — на Север, в аборигенские общины! Что могут знать парни из Сиднея или из Канберры о специфике несения службы в местности со специфическим населением, где не каждый говорит по-английски и где между соседними населёнными пунктами может поместиться европейское государство средних размеров? Проблемы, о которых идёт речь, присущи не только Северной территории. В Новом Южном Уэллсе ещё в прошлом году специальная группа, расследовавшая сексуальные надругательства над детьми среди аборигенского населения, опубликовала материалы исследования объёмом в 335 страниц под очень красноречивым названием — «Прервать молчание, создать будущее». Авторы доклада выработали 119 рекомендаций по предотвращению издевательств над детьми. Для этого нужно было всего-ничего — 40 миллионов долларов. Капля в бюджетном море крупнейшего штата страны. Газета «Сидней морнинг хералд» пишет, что казначей штата Майкл Коста отказался выделить названную сумму. Руководительница группы Марчел заявила, что в жизнь воплощена только 1 рекомендация из 119. Управление премьера говорит, что внедрено целых 15. К чести наших политиков отметим, что Федеральная оппозиция не встретила действия правительства, как это часто бывает, в штыки. Лидер лейбористов Кевин Радд призвал отодвинуть в сторону межпартийные разногласия и действовать в этом вопросе совместно. Он сказал: «Уровень случаев издевательства над детьми таков, что нам всем должно быть стыдно». Но не все лидеры готовы действовать сообща. Федеральный центр призывает к запрету продажи алкоголя в аборигенских общинах, исходя из того, что пьянство — источник чуть ли ни всех зол. Премьер Квинсленда Питер Бити возражает, мотивируя своё несогласие тем, что пьяницы попросту переместятся туда, где продажа алкоголя не запрещена — ну, скажем, в Алис Спрингс. По его словам нужно ограничивать не наличие спиртного в магазинах, а наличие наличных в руках тех, кто эти наличные тратит не по назначению, то есть не детям на еду и одежду, а себе на вино, азартные игры и прочее. Такой подход, кстати, находит понимание у Федерального правительства. Министр Мал Бро предлагает замораживать на год половину денег, поступающих, как социальное пособие, тем родителям, которые транжирят получаемые средства.

В заключение, всё о той же общине Муутиджуулу. Когда там было хоть какое-то полицейское присутствие, пьянство и прочие безобразия стали постепенно уменьшаться. Опустел полицейский участок — правонарушения вернулись. Причём, отнюдь не постепенно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + 11 =